траугот

смотреть осенью

По-настоящему я люблю в искусстве только неказистую нежность: грифончиков и нетопырей с золотых рам, обрамляющих образ богоматери, трехголового верблюда-дракона с широчайшей улыбкой – неожиданного свидетеля рождества. Плетенные сандалики на тоненьких ступнях святых и младенца, панковские фасоны платьев мучениц и радостные краски облачений святых, рыжие волосы Магдалины, которые укрывают ее с головы до ног и крошечных зверей, которые прячутся рядом с ней. До конца и абсолютно реалистичные жесты младенца (вот куздрит мать за платок, вот трогает ее подбородок, а вот топырит пальчики на ножке), причем то, что ручки ребенка и длани матери вообще не похожи на настоящие только добавляет им реализма, потому что нежность в жесте, а не в форме. Еще люблю города, которые святые покровители прижимают к груди (потому что в этих миниатюрных двойниках – вся суть оригинала, это душа, полюбившая форму тела настолько, что ее принявшая). И рыжих всех мастей и оттенков (и Иуду, и Христа, и пророков). Круглые ушки малых существ (от льва до младенца), простолицых ангелов и повилику, которая так густо оплела даже не престол, а трон (больше всего похожий на готический собор), что кажется стала его частью, оплетя, убаюкав и растопив самые острые углы, дав приют и место для игр крохотным ангелам. Все это (и намного больше) сейчас в Эрмитаже на выставке средневекового итальянского искусства. Картины из галереи Перуджи – самого потаенного города Италии, над которым лежат огромные нежные облака, где пахнет цветущими лимонами и непреходящей весной. Такие картины необходимо увидеть именно осенью, чтобы хюгге вечной весны смогло пережить зиму, потому что осадок их нежности на сетчатке глаз так силен, что сможет преобразить все, что будет нужно.
траугот

страх

Мы были детьми, то есть по-настоящему знали, что такое страх. Он таился в узорах ковров, которые висели на стенах, гнездился под кроватью и в шкафу, он прятался в темных углах, откуда выползал, стоило только погасить свет. Его обличья были неисчислимы, и большинство из них было недоступно взрослым.
Collapse )
траугот

марк и аня

Больше всего на свете мне хотелось двух вещей: чтобы у меня появился настоящий друг и чтобы мне разрешили завести собаку. Конечно, первого хотелось гораздо больше. Весь мой опыт (состоящий из наблюдений, преимущественно за родственниками, подкрепленных книгами и фильмами, преимущественно советскими) говорил о том, что настоящее счастье и полноценная жизнь, возможны только в том случае, если у тебя есть «настоящий друг».

Collapse )
траугот

раковина

Когда путешествуешь, очень важно следить за тем, какой вид открывается из окон каждого нового приюта. Потому что каким-то парадоксальным образом именно в них медленно, но верно вырисовывается контрапункт путешествия. И если в Торжке с утра нам открылись завораживающие снежные дали, пересеченные колючей проволокой, то в Кимрах в окно второго этаже скреблись деревья, сквозь которые просвечивало небо и синие двухэтажные дома. Все это было похоже на картинку из какого-то общего советского детства, того самого, которого никогда ни у кого не было, но с которым все знакомы чуть ли не лучше, чем со своим собственным, благодаря всем советским детским фильмам и книжкам сразу (включая те, что были посвящены космосу).
Collapse )
траугот

мои читатели. 37

Одним прекрасным ноябрьским вечером я мирно покоилась на кровати, погребенная под двумя пледами, ноутбуком и огромным бестиарием. На всякий случай уточню, именно так я и представляю себе идеальный вечер самого хтонического месяца года: тепло, мягко, в успокаивающую клетку, книжка такой тяжести, что пошевелиться под ней практически невозможно, картинки такой степени великолепия, что дух захватывает не только от того, как выглядит мантикора, но и от того, как выглядит еж (если честно, от второго даже больше). Где-то на диковинных дорожках кровати бродит телефон, еще несколько книжек и, кажется, даже яблоко. От мыслей о том, что, судя по бестиариям, Ной взял в ковчег единорогов, фениксов и зверя Апокалипсиса, ничто не отвлекает. Разве что очень обнадеживающее соображение, что, в таком случае, их до сих пор можно встретить. Хотя бы в каком-нибудь крохотном зоопарке, расположенном на далеком острове и специализирующимся именно на спасении этих редких животных и постепенной их интродукции в естественные места обитания. В ту минуту, когда наконец-то четко удается представить, как может выглядеть естественная среда обитания зверя Апокалипсиса, звонит телефон.

Collapse )
траугот

о всех создания прекрасных и хтонических. храмы и кошки

В каждом храме, неважно какой конфессии он принадлежит, действует ли сейчас, где находится, насколько велик, стар или красив, живут кошки. Тому, что вы не встретили в храме кошек, есть только два объяснения: либо вы их просто не увидели (то есть не были удостоены чести или пренебрегли долгом каждого путешественника, а именно – забыв обо всем глазеть по сторонам), либо это не храм вовсе.

Collapse )
траугот

о всех созданиях прекрасных и хтонических. храмы икс

Несмотря на то, что путешествие длилось всего три дня, оно было настоящим. По той простой причине, что количество времени, которое проводишь в пути, совершенно неважно. Путешествие может длиться от часа до бесконечности. Главное, что его определяет: отправляясь в путешествие, никогда не знаешь, с чем столкнешься.

Всегда можно выбрать, во что превратить время – в путешествие или в экскурсию. Если знаешь, на что стоит обратить внимание и, главное, ждешь встречи с этим чем-то, будет экскурсия. Если категорически не представляешь, с чем столкнешься, или в любую минуту готов отвлечься от намеченной цели, то ты в путешествии. А это значит, что совсем скоро самые неожиданные пространства с самыми удивительными обитателями окружат тебя.

Collapse )
траугот

контакт

Есть множество способов установить непосредственный контакт с высшей силой. Именно непосредственный, потому что для опосредованного нужно много всего: специальные здания, люди, одежды, настрой и т.д. А так не нужно ничего кроме желания. Да и желание требуется далеко не всегда. Это можно сделать совершенно автоматически. Я в очередной раз убедилась в этом, когда решила помахать богу камышом.

Collapse )
траугот

летние письма

Когда чувствуешь, что время постепенно наполняется серебристо-мягким пепельным привкусом, это может означать только одно – лето заканчивается. Главное, что я поняла: если счастья так много, что оно не вмещается, нужно побольше тренировать растяжку сердца.Collapse )

траугот

рига. письма к к.

Новый город всегда старый. Рано или поздно он обнаруживается внутри. Иногда в голове, иногда в сердце, иногда во снах, а иногда в памяти, которая, с одной стороны, определенно твоя, с другой, принадлежит непонятно кому, потому что ты просто не можешь этого помнить и узнавать, хотя невозможность не мешает делать именно это.

Collapse )